ПарусА - Параметры Успеха: профориентация и развитие навыков

Назад к списку

Трудный выбор: как Юрий Гагарин не стал металлургом

Немногих людей любят в во всём мире так, как первого в мире космонавта, простого русского парня с открытой улыбкой – Юрия Гагарина. 

В чём же феномен личности Гагарина? Почему именно он стал первым, почему вызвал такую искреннюю всенародную любовь? 

Про Юрия Гагарина написаны десятки книг, множество воспоминаний, где упоминаются такие его личностные качества, как любознательность, интерес к неизведанному: «Мама, а почему звёзды такие красивые?», смелость – ведь даже мальчишкой во время войны он во многих ситуациях проявил мужество и отвагу, и множество других качеств. 

И все они имели огромное значение для формирования личности, но мы хотим упомянуть сейчас об одном, которое нам кажется самым важным при выборе жизненного пути.Это качество – честность перед самим собой и смелость перед лицом выбора. 

Ведь могло бы и не быть космонавта Гагарина, если бы в какой-то момент он не прислушался к тому, что ему говорило сердце. 

Об этой истории замечательно написал в своей книге «Рассказы о Гагарине» Юрий Нагибин: 


 «…Вот и взята первая высота, имя которой — Саратовский индустриальный техникум. Быть может, это чересчур пышно сказано: высота. Техникум даёт всего лишь среднее образование, впрочем, профессию тоже. Ну, скажем, не высота, а ступень. Что же дальше? Можно пойти работать, можно продолжать учёбу, теперь уже в институте.Большинство товарищей точно знали свой путь: кто уезжал на Магнитку, кто в Донбасс, кто на Дальний Восток, а иные присмотрели себе место на заводах, где проходили производственную практику: на московском — имени Войкова или ленинградском «Вулкане». 

Юра Гагарин защитил диплом с отличием, перед ним были открыты все дороги, но, когда товарищи спрашивали: «А ты куда?» — он отмалчивался.

И не потому, что, подобно былинному витязю на распутье, не знал, куда повернуть коня, а потому, что не был уверен в своём праве на тот выбор, который недавно сделал. А выбрал этот юный металлург не горячий цех, не институт, а Оренбургское лётное училище.Юра знал, что ему не станут чинить препятствий, военлёт — профессия благородная. 

И всё же до дня торжественного вручения дипломов об окончании техникума он не подозревал, что у человека может быть так тяжело на душе. Его поздравляли, ему аплодировали, жали руку, желали славного трудового будущего, а он едва удерживал крик в горле: «Остановитесь! Вы ошиблись во мне! Я всех обманул!..» 

 Да, он всерьёз считал себя обманщиком, чуть ли не предателем. Его столько лет учили, кормили, одевали, обеспечивали тёплым жильём и карманными деньгами, столько сил, терпения, душевной заботы потратили учителя и цеховые мастера, чтобы сделать из него квалифицированного литейщика, и всё впустую!.. Как доверчиво и озабоченно спросил директор техникума, подписывая ему на четвёртом курсе рекомендацию в аэроклуб: «А учёбе это не помешает?» — «Конечно, нет!» — заверил Гагарин, знавший, что с плохой успеваемостью в клубе держать не станут. Да, аэроклуб помешал не учёбе, а куда большему — жизни в приобретённой профессии. 

 И тут, как удар под вздох, известие — в Саратов приехал Мастер. Так величали своего наставника, мастера литейного цеха и великого друга, учащиеся Люберецкого ремесленного училища. Это он привёл их впервые в горячий цех, ожёгший робкие души деревенских пареньков испуганным восторгом. 

Что привело Мастера в Саратов, и как раз в дни выпуска? Среди окончивших было трое его учеников: Чугунов, Петушков, Гагарин. Может, он рассчитывал выбрать среди них наследника, ведь нужно передать кому-то всё, что узнал за долгую жизнь о литье — древнейшем занятии людей. И когда Гагарин услышал, что Мастер требует его к себе, то не выдержал и открылся товарищам.Одни сказали:— Плюнь, не ходи!Эти не знали Мастера и не слышали о нём.Другие посоветовали:— Пойди. Чем ты рискуешь? 

…Впоследствии Гагарин говорил, что никогда так не волновался, как перед встречей с Мастером. Впрочем, он вообще волновался редко, иначе не стал бы Космонавтом-1. 

Гагарин не хотел, чтобы первый же его самостоятельный поступок ударил по старому сердцу человека, который был по-отцовски добр к нему. Пусть Мастер сам решает, как ему поступить. 

Тот, не перебивая, выслушал сбивчивое признание. 

- Видать, ты мне очень доверяешь... — сказал он задумчиво.Гагарин наклонил голову. 

— И всё-таки думай сам. Ещё недавно ты без литья не мог, а сейчас — без полётов. Уж больно ты переменчив. 

— Если не летать, то ладно... 

— Обижаешь, Юрий! Что значит «ладно»? Для меня моя профессия — вечный праздник, а ты словно о похоронах... Человек должен только своё дело делать, единственное. Как говорится, «рождённый летать не может ползать». 

— Чьё это? — вскинулся Юра. — Что-то знакомое. 

— Стих. Максима Горького. Про буревестника. 

Ворота в небо открылись. Хотя не искушённый в литературе Мастер слегка перепутал стихи Горького…» 

Вот так Юра Гагарин выбрал свою дорогу и профессию. Замечательно, что старший мудрый товарищ поддержал молодого парня в трудный момент.И как бы рано ни оборвалась его жизнь, как бы трудно ему ни приходилось, никогда у Гагарина не возникало сомнений в правильности выбранного пути. 

Дорогие друзья, поздравляем вас с Днём Космонавтики и от всей души желаем, чтобы каждый из нас смог быть смелым и честным с самим собой перед своим настоящим выбором. Далеко не каждый может стать Гагариным, но заниматься любимым делом и, отдавая ему все силы, быть счастливым и жить полной жизнью может и достоин каждый из нас. А Юрий Гагарин и в этом пусть станет для всех примером. 

Ваши Ольга Панкова и Елена Казьмина.